четверг, 13 декабря 2012 г.

Сага о Трио, Диаболо, Бреннеке, а также картечи


Как известно всем добросовестным владельцам гладкоствольного оружия и гражданам, готовящимся пополнить их ряды, ничто так не способствует ощущению полноты жизни, как процесс подбора боеприпасов. Ибо многообразны сочетания «патрон-оружие», равно как и велико количество факторов, влияющих на бой последнего.
Спору нет: все эти страдания нивелируются смехотворной, на высокомерный снайперский взгляд, дистанцией, в пределах которой вероятный противник может быть брутально задавлен массой минутного залпа безо всяких там тонкостей.
Но гладкоствол — это не только килограммы свинца, закатанные в сотни беспощадно выстроившихся служителей Добра. Это — еще и культ. Как там говорил классик...«настоящая охота возможна только туманным утром из-под легавой, с курковой горизонталкой 16-го калибра». И всем отжаться.
Правда, лично я, например — не охотник. И даже не собаковод, хотя всё это было. И 16-й калибр у меня случайно — достался по наследству. И курков нет, во всяком случае, снаружи. Разве что гладкие стволы горизонтально расположены.
То есть никакого там особого культа. Просто хочется знать возможности своего оружия, а также, не в последнюю очередь, себя: ведь в системе «ствол-патрон» важна еще и подставка. Неплохо эти возможности еще и улучшать: есть подозрение, что виртуозное владение оружием улучшает владение и самим собой. То есть налицо — чистой воды утилитаризм. Правда, грамотно отстроенный утилитаризм — тоже культ и в нем тоже есть своя романтика. Как, например, для математика есть поэзия в уравнениях безо всяких там закатов и криков чаек.
По ряду причин, изложенных ранее, самостоятельным снаряжением патронов я не занимаюсь: на данном этапе это невыгодно. В силу чего, решив провести проверочные стрельбы на открытом воздухе, затарился патронами именно заводского снаряжения. Вот они, Служители Добра:



К слову, суммарно в этих будущих жертвах гладкоствольного культа где-то полтора килограмма свинца и есть. А если учесть дополнительные закупки — и до двух наберется. Во главе же этих молодцов — Черный, условно говоря, Адмирал:


Знаки различия:
И, наконец, аусвайс:

В расход данный экземпляр не пойдет: как никак, выслуга, хоть он и моложе самого ружья лет на двадцать. Более того — даже не будет присутствовать на поле боя — пенсионерам, пусть и боевым, место в сейфе.
Вернемся к фигурантам мероприятия. Целью выезда являлась проверка боя ружья картечью и некоторыми новыми видами пуль. Привожу их краткие данные:



Посмотрим-ка на них во фрунт (без картечной, впрочем, составляющей):



Пуля «Гуаланди» в текущем забеге не участвовала, а посему еще ждет своего часа для отстрела в тире.
Поскольку каждый уважающий себя гладкоствольщик не уснет, пока не убедится в безопасности пуль для дульных сужений, дадим волю чувствам и извлечем боевые элементы:



То, что пули у нас не сплошные калиберные (за исключением «Трио», и вовсе представляющую собой картечь) и оснащены сминающимися в чоках поясками/ребрами, мы и так знаем. Кстати, наклонные ребра придают вращательное движение пуле за счет сил трения еще в стволе, поэтому нарекания обывателей на их аэродинамическую неэффективность не совсем корректны. Безусловно лишь то, и чем больше дульное сужение, тем она слабее. Вот Гуаланди (в центре) другое дело; и в другой раз.
Нас же интересует диаметр тела каждой пули. В литературе минимально безопасная разница меж диаметром дула и телом, рекомендуется в 0,5 мм. Но лично мне эта величина не нравится: при резком порохе и мягком материале пули, её начальная деформация запросто может выбрать этот зазор и если не разорвать, то подуть ствол перед ДС. Даже через получок не рискнул бы я стрелять такой пулей!
Вот поэтому каждый новый пулевой боеприпас следует разбирать и промерять. Еще советуют проталкивать пули сквозь чоки, и, по величине-де, приложенного усилия принимать окончательное решение, но мне данная мера кажется избыточной: прямых рук, здравого смысла и штангенциркуля вполне достаточно. Выстрел — ударный процесс и медленный прогон может дать недостоверные результаты.
Посему ограничимся измерениями. Итак:



Таким образом, стрелять из моего ружья, дульные диаметры которого я также промерил и знаю — можно. Рассмотрим же наших подопытных с разных сторон:







Обратим внимание и на осиротевшие было «пусковые установки». Отчетливо видны опилки под «Диаболо» (вторая гильза справа): пуля опирается о них кольцевым донцем, а во время выстрела — осаживатеся, что смягчает перегрузку и, как следствие, деформацию. А заодно и отдачу — ибо данная пуля тяжелее всех. Одна лишь «Гуаланди» благодаря наличию развитого пыжа-хвостовика кладется прямо на порох:



Напоследок окинем пули взглядом, так сказать, в перспективе:



ИМХО — позитивно.
Касательно картечи: патроны с ней приобретены были также с учетом прохождения через дульные сужения, что и было проверено путем соответствующего распатронивания, носящего больше психологически-разгрузочный характер. Ибо не будем упоминать о том, что порядочный владелец гладкоствола должен наизусть помнить сочетания диаметра и числа картечин для своего ствола. Например, для моих стволов максимальный теоретический диаметр картечин, умещающихся по четыре штуки в ряд, составляет 6,75 мм, по три — 7,55 мм, по две (что, правда, уже нерационально) — 8,15 мм. Эти параметры получены расчетным путем. Но в силу погрешностей изготовления картечи как по диаметру, так и по овальности, лучше принять 6,5, 7,3 и 7,9 мм соответственно. Посему имеющиеся в продаже 6,2- и 7,2-мм картечные патроны можно брать вообще вслепую. Но я, для первого раза, распатронил даже их.
Итак, подошло время выезда. И тут самое время задаться судьбоносным вопросом: где добропорядочному гладкоствольщику проверить кучность своих боеприпасов? В каком месте безопасно исторгнуть яростный шквал огня? Автор этих строк ранее спрашивал сам себя об этом, и в порядке проверки боя мелкой дробью посетил замечательный клуб «Бекас-Киев», где, отстрелявшись по недвижным целям, ненароком подсел и на стендовую стрельбу. Но дробь крупнее «семерки» использовать там запрещено.
Был опыт и пулевой пристрелки, в Осовиахиме: тогда под раздачу попала фирменная пуля Бреннеке, (на этот раз взятая в качестве эталона) и испанская «Бала». Тир «Ибис» произвел приятное впечатление, как в тот момент, так и впоследствии.
Но вот с картечью нужно было что-то решать. Поскольку «рыбных мест», где можно безопасно отстреляться, я не знаю (чай, не тайга), автомобиля для исследований у меня нет, оставался единственный и уже проверенный выход: воспользоваться услугами стрельбища.
И вообще, мне представляется целесообразным делать все законно и официально — если, конечно, это не угрожает собственной безопасности. Ибо в условиях ужесточающегося (для граждан, конечно) УК и плавного превращения нашего государство в азиатское — чем больше зацепок у гражданина, тем легче следователю. Государству, вещает Кэп, нужны либо непритязательные винтики с ограниченным набором потребностей (увлечение оружием в ограничение не входит) — либо условно-независимые граждане «на поводке», имеющих уязвимости — т.е. черные дыры в пространственно/временном континууме обвиняемого, куда можно сунуть любую удобную следователю статью. Я не предлагаю преподносить на блюдечке с голубой каемочкой «усю жысть» наизнанку, но избегать однозначно палевных моментов точно стоит.
Наверно, универсальных рецептов тут нет, да и какой из меня гуру? Но для себя решил: есть стрельбище в зоне досягаемости? — едь и стреляй там.
В зоне же досягаемости у нас были два объекта:
- «Сапсан», Бровары;
- «Снайпер», Капитановка.
Выбор пал в пользу последнего. 
На объект поехали группой в составе камрада А.К., с которым проходили вступительный курс в МПКС, и Б.Г., с которым до последнего времени танцевал в одном клубе.
Фасад заведения, честно говоря, не впечатлил, но я изначально и предполагал, что Капитановка — место не отвязных корпоративов, а тир для работы. На каком-то рубеже выстрелы уже гремели. Нас препроводили на 50-метровый рубеж.
Пятьдесят метров — это много или мало? Помнится, еще в детстве, услышав означенную цифру, не особо впечатлился, но впоследствии убедился, что для городского жителя расстояние это не столь мало — жизнь в средних и больших городах с их стесненными пространствами настраивает на свои диапазоны восприятия.
Вот так запечатлела камера наш огневой рубеж:




Из-за широкоугольного объектива, слишком выраженно передающего перспективу, мишени кажутся удаленными метров на 70, но это не так. Например, для 35-мм пленки объектив с фокусным расстоянием примерно 50 мм передаст пространственную картинку в том масштабе, в котором её видит человек. Именно поэтому на старых фотоаппаратах, не оснащенных вариообьективами, штатным был именно «полтинник» — на все случаи жизни.
А реальный масштаб восприятия 50-метрового огневого рубежа примерно такой:



Нам показали стрелковое место и снабдили приспособлением для наблюдения, а также степлером: при израсходовании боеприпасов, мишени можно было атаковать с помощью последнего. Грамотно!



Правда, и мы не лыком шиты! Ваш покорный слуга не преминул запастись полевым биноклем, а камрад А.К. — тоже степлером. Но стекла и железа, как говорят, наверно, астрономы — много не бывает.
Приступили к делу. Стреляли, надо сказать, не просто так — а в соответствии с планом занятия, лично разработанным вашим покорным слугой.
Не то чтобы каждые пострелушки должны идти прям по графику — но мне для проверки боя он был необходим, моим же товарищам также нужен был учет боеприпасов во имя справедливого их распределения.
Вообще, порядок — это хорошо. Некоторые несознательные товарищи считают всякую упорядоченность признаком скукоты и ботаничности; отчасти они правы, т. к. для ряда людей даже элементарное поддержания порядка является непосильной жизненной ношей: и в семье не воспитали, и, пардон за нетолерантность, в генах такого нет. Менталитет, значит. Действительно, в этом случае наилучший выход — не насиловать собственную натуру, а подобрать себе вполне порядочных помощников/спутников жизни и спокойно паразитировать, при хорошем же раскладе — разнообразить их скучную жизнь.
Проблема, однако в том, что далеко не все системные люди — замшелые ботаны. тотальные интроверты и неспособные к творчеству индивидуумы. Но в силу дефицитности пунктуальных кадров у нас в стране — именно сколько-нибудь аккуратные работники задвигаются порой на самые неинтересные работы, где возможность творчески проявить себя приближается к нулю. Ибо работа дурака найдет!
Апофеозом утилитарной порядочности являются, конечно, немцы, которые из одинаковых кубиков своих производительных единиц способны строить фантастически разнообразные конструкции — не столько, может, за счет дерзновения мысли, сколько за счет универсальности комбинаций. Так, по крайней мере, считается.
Так, да не так. Ибо отсутствие творческого начала простой компиляцией не восполнишь — это мы и так видим на примере несколько других народов. Ибо высвобождение времени и сил на творческую и нестандартную работу возможyо только при жестком упорядочивании рутинных дел. Порядок — это скелет, который, может, трудно построить — зато можно нарастить мышцы. Хорошо, если скелет достается «по наследству». Но я отвлекся.
Итак, первым номером у нас выступает 6,2-мм картечь. Сразу оговоримся: эффективность дульных сужений свыше получока считается для крупной дроби и картечи сомнительной. У моего ружья фиксированные дульные сужения привычной для горизонтальных дробовых стволов раскладки. Но даже при наличии сменных ДС я проверил бы бой вплоть до сильного чока — при условии согласованности картечи, конечно.
Картечь
Диаметр круга «7» на мишени — 40 см. Стрельба с рук, без поправок.
Сделано было по одному выстрелу из каждого ствола на трех дистанциях — 20 м (желтый), 35 м (красный) и 50 м (синий). Левые мишени — осыпь из чока, правые — получока:


Вот те и «неэффективность сужений». Работает чок! Превышение же средней точки осыпи на ближней и средней дистанции вызвано моим способом прицеливания, о котором ниже.
Камрад АК не стал миндальничать с чередованием стволов и расстояниями и отстрелял по одной мишени 4 патрона с расстояния 20 и 35 м:




А вот — показательный выстрел получоком на 50 м, сделанный им же. Из 20 картечин, содержащихся в патроне, в мишень попали 18 штук, в зачетные области — 14. Увы, отсутствие поправки на дистанцию сделало свое дело и некоторая часть снопа ушла вниз:

Что ж — увеличим ставки до 7,2 мм. Дистанция 20 метров, по одному выстрелу на ствол:




 
Далее эстафету подхватывает А.К. уже на 50 метрах:


 

Как видим, дульные сужения прекрасно работают и здесь.
Результатами картечных залпов по воображаемому противнику я доволен. Единственная недоработка — не проверена резкость боя.

Пуля
Диаметр мишени — 25 см. Удержание ружья только руками. Стрельба без поправок, за исключением одного случая, оговоренного отдельно.
Прежде чем приступить к стрельбе пулей, коснемся методики прицеливания. Как известно, прицеливание из гладкоствола, не имеющего винтовочных приспособлений, отличается приятным разнообразием. Во-первых, можно целиться не прямо в мишень, а «под яблочко» — но это касается и нарезного оружия. А, во-вторых, угол прицеливания также определяется личным предпочтением стреляющего. Мне, например, нравится положение, при котором прицельная планка видна наполовину; это вызвано еще и тем, что планка вогнута в средней части, т. к. повторяет форму стволов. Подчеркну: средняя часть планки находится ниже дульной и казенной частей. У большинства же современных ружей планка такого прогиба не имеет и наибольший зазор как раз и соответствует где-то середине стволов — это можно видеть по вентилируемым просветам.
Хороша ли абсолютно прямая планка? Раньше мне казалось, что да — ибо это ровно и правильно. Кроме того, так делают везде, а миллионы не могут ошибаться :)
Поэтому на «коромысло» родного ружья смотрел с досадой: довоенные технологии, что с них взять, пусть и добротные.
Однако в ходе тренировочных вскидок, а потом и немногочисленных, но все же стрельб, я несколько изменил свое мнение.
Дело в том, что для стрельбы с открытой планкой из современного ружья нужно существенно приподнять голову — сантиметра на 2: только в этом случае проекция планки будет представлять собой не исчезающе низкую трапецию — а что-то вменяемое. Это вынуждает вносить вертикальную поправку и целиться ниже.
В моем же ружье для того, чтобы увидеть последнюю часть планки с мушкой, нужно всего-то приподнять голову миллиметров на 5, даже не отрывая её от приклада; да, планка при этом видна не вся — но и этой наличной половины более чем достаточно. Это фантастически удобно, так вертикальной поправкой можно пренебречь.
Не то, что бы совсем уж «можно», как оказалось. Но перед «прямопланочными» преимущество есть.
Для того, чтобы оценить отклонение точки прицеливания при обоих видах визирования, проделаем небольшой эксперимент: встанем у стенки на расстоянии 1 м от дульного среза, наметим на ней ориентир, прицелимся на него «с колодки», затем приподнимем голову до положения «планка видна комфортно» и проследим смещение точки прицеливания. Оно составит 3 мм. Это значит, что для дистанции 10 м такое смещение составит 3 см, 20 м — 6 см, 50 м — 15 см.
При дробовой/картечной стрельбе это можно не учитывать, а вот как будет при пулевой — посмотрим.
На момент отстрела можно было засвидетельствовать следующее: я прицеливаюсь с открытой планкой и мушкой «в яблочко». В то время как стрелок А.К. — с колодки и «под яблочко», в силу чего разница набегает еще и на величину мушки, то есть — раза в полтора. Это означает, что на дистанции 50 м, между моей и его точками прицеливания расстояние превышает 20 см. Это расчетные данные.
Уже картечные стрельбы, кстати, эту разницу довольно явно показали — и не в пользу «открытой планки» — на малых и средних дистанциях сноп шел чуть выше, и лишь на 50 метрах наметился реванш.
Как будет с пулями — сейчас посмотрим; я предполагал, что мой способ правилен, особенно для пуль с крутыми траекториями.
Итак, диаметр мишени — 25 см, стрельба с рук.
Поскольку при отстреле в закрытом тире на 35 м пуля Бреннеке показала себя хорошо, отстрел начал с неё сразу на 50 м, дополнив затем «Сагой», итого — по 3 выстрела каждой с каждого ствола:




И зря! Ибо пули с правого ствола ушли значительно левей мишени, с левого — наоборот. К самим же кучностям нареканий никаких — в обоих случаях пробоины пули Бреннеке уложились в круг в 12 см — в том числе и с полного чока!
Кучность пуль Gold Star в полной мере оценить не удалось: при отстреле из получока они ушли за пределы щита (тенденция одинакова с Бреннеке), зато из чока показали неплохой результат. Если опираться на эти скудные данные, то можно заключить, что данная пуля является более удачной копией Бреннеке, чем протестированная в прошлый раз Bala Star.
В чем причина столь значительных боковых отклонений пуль? Полагаю, она заключена в неравномерном нагреве стволов. События развивались так:
- первая пуля, выпущенная из правого ствола, ушла влево на величину «чистого» крещения. Это подтверждает местоположение первой пробоины, еще находящейся в пределах мишени.
- под влиянием одностороннего нагрева, блок стволов начал деформироваться, изгибаясь влево;
- увод влево последующих двух пуль вызван как раз температурной деформацией, которая просуммировалась с естественным «крещением»;
- для стрельбы же из левого ствола ситуация была как раз благоприятной, т. к. температурный увод в какой-то степени компенсировал естественное «крещение». И СТП этой серии наглядно показывает это.
Из вышесказанного можно сделать вывод, что отклонение точек попадания, вызванное несимметричной стрельбой, может достигать половины круга рассеивания. Не очень утешительно, честно говоря, хотя это лишь предположение. Ведь отстрел пуль Бреннеке и Бала, выполненный по этой же методике летом в закрытом тире, подобной закономерности не выявил. 
Пуля «Трио» ведет себя предсказуемо на дистанциях до 35 м (синий цвет), в то время как на 50 м два шара из трех исправно улетали в мировое пространство:




Поэтому камрад А.К., со всей, можно сказать, партейной прямотой обстрелял мишень 5-ю выстрелами лишь с 35 м: 



Именно данный боеприпас, будучи самым легким, имеет и самую приятную отдачу. Более того: можно утверждать, что точность стрельбы для данной дистанции составляет 17 MOA, так-то! Но вот на предельных дистанциях даже картечь ведет себя предсказуемее.
И напоследок — «Диаболо». Стреляя этой пулей из правого ствола на 50 м, целился в край мишени, дабы компенсировать крещение. Напрасно! По три выстрела с 50 м (желтый) и по два — с 35 (зеленый):




Как видим, прицеливание с открытой планкой без вертикальных поправок чревато превышением даже для такой тяжелой пули, как «Диаболо», причем на немалом расстоянии. Вероятно, отдача успевает сделать свое нехорошее дело еще во время разгона пули по стволу, увеличивая угол вылета. Зато, есть подозрение, дульный срез не «наподдает» по хвостовику пули. Учтем-с.
Именно поэтому товарищ А.К остался верен своей дистанции и методики прицеливания, произведя следующую пулевую экзерцию:




Вполне прилично! А главное — классически: вертикальное рассеивание больше. Напоследок и я израсходовал оставшиеся 2 патрона именно с этой дистанции, получок:



Тоже, в-общем, неплохо.

Выводы
В1. Мелкой картечью на дальние дистанции стрелять небесполезно.
В2. Средней тоже.
В3. При стрельбе пулей Бреннеке и её клонами брать поправку на крещение стволов в 1 ширину мушки.
В4. При стрельбе пулей «Трио» и «Диаболо», брать поправку на крещение стволов в 0,5 ширины мушки (т. е. касаться её краем центра мишени).
В5. Кучность «Диаболо» на 35 м незначительно уступает пуле Бреннеке.
В6. По соотношению кучности и цены «Диаболо» является наилучшей пулей для дистанций до 35 м (из протестированных), в связи с чем может рекомендоваться как тренировочная.
В7. При стрельбе всеми вышеуказанными боеприпасами на дистанции до 50 м вертикальными поправками можно пренебречь.
В8. Стволы желательно чередовать.
Данные выводы справедливы лишь для конкретного ружья и стрелков участвовавших в мероприятии.
Если мне не удастся найти более дешевых пуль для тренировки (ибо более дешевая «ТАХО-Практика» выпускается лишь для 12 калибра) — буду тренироваться с «Диаболо».