вторник, 20 ноября 2012 г.

Вступительный семинар МПКС

Еще на этапе ожидания семинара хотел написать о нем что-то продвинуто-психологическое, но после мероприятия как-то рассосалось. Посему буду краток.
Вступить в IPSC захотел еще весной, на этапе оформления разрешения на оружие, но необходимость иметь уже готовые «корочки» несколько охладила пыл. Следующая попытка была предпринята в августе — однако неожиданный форс-мажор заставил повременить и здесь.
Наконец, спустя три месяца, группа для вступления набралась вновь и я изъявил готовность пополнить доблестные ряды правильных (без кавычек, кстати) стрелков. Надо сказать, что форс-мажор мог бы вмещаться и на этот раз: в силу разгарности танцевального сезона, все финансовые силы должны были быть брошены на конкурсные прорывы — однако здесь пришлось проявить волевое усилие.
Возможности выступать на конкурсах, правда, я ждал довольно долго, но стрельбы перевесили все равно: вряд ли в этом году набралась бы группа еще.
Итак, вначале было теоретическое занятие, где инструктор, вооруженный пластмассовым пистолетом, рассказывал об истории Конфедерации, правилах, регламенте и упражнениях, спускаясь от общего к частному и подкрепляя конкретными примерами, взятыми также из своей стрелковой практики. Мы потихоньку конспектировали и задавали каверзные вопросы.
Был у инструктора, кстати, и настоящий пистолет, хранившийся в кобуре. Достав его в первый раз, он сразу обратил наше внимание на красную пластмассовую заглушку на дуле: сидите, мол, спокойно, дорогие товарищи; несмотря на это, пистолет он все время направлял в боковую стену, то есть — безопасно.
Затем пришел черед экзамена, в ходе подготовки к которому следовало ответить на 100 тестовых вопросов. На данном этапе можно было пользоваться правилами, выданными каждому слушателю; более того — все вопросы имели ссылки на соответствующие им параграфы. Казалось бы, сверяйся да ставь галочки, но! — время заполнения билета составляло всего 60 минут. Это значило, что невнимательный и нерасторопный слушатель имел мало шансов уложиться в допустимые 25 ошибок. Особенно если учесть, что некоторые вопросы имели привычный экзаменационный вид, предусматривающий ответы своими словами, либо точного цитирования первоисточника. Методику ответа подсказал инструктор: отвечать сходу, непонятные вопросы пропускать, а на втором круге сверяться с первоисточниками; ну, кто дока в зачетах — знает. Родной КПИ в километре рядом незримо грел бока.
Конспектирование мне пригодилось: на 3-4 вопроса из первого захода я ответил, бегло сверившись с записями. Затем, на повторной проработке, заполнил остальные вопросы — а их, кстати говоря, набралась с добрая половина: первоисточники пригодились.
Билет был один на всех, а ответы проверялись следующим образом: слушатели брали чужие листы и зачитывали вопросы по очереди. В случае неправильных ответов слушатель ставил в чужом экзаменационном листе минус; после окончания проверки подсчитывалось количество минусов и листы с проставленными числами сдавались. Цифры были разные: кто-то сделал под 30 ошибок и был отправлен на отложенную пересдачу, а у моего соседа, например, было всего 8 минусов. Я же допустил 11 ошибок.
Надо сказать, методика проверки вызвала некоторое удивление — т.к. ожидалось, что проверять будет преподаватель, как это делается, наверное, везде. Ведь участники, теоретически, могут покрывать ошибки друг друга и не ставить минусы. Наверное, могут, но зачем? Думаю, на подобные семинары попадают люди, которые хотя и способны к этому потенциально, но относятся к процессу, даже теоретическому, весьма серьезно.
Плюсов же у такого подхода куда больше, ведь фактически информация усваивается в несколько заходов:
- на этапе рассказа инструктора;
- во время письменных ответов;
- при разборе.
Эффективно! Всего же теоретическая часть длилась 3-4 часа.
Еще инструктор вот что говорил: если у кого дрожат руки на практическом этапе — семинар пройден не будет. У меня нет веских причин для подобного явления, кроме, может, некоторой природной остроты восприятия и, как следствия, впечатлительности. Но ситуацию косвенно усугублял тот факт, что за час до практических занятий я хлопнул крепкого кофейку натощак, чего не делаю ни перед каким значимым мероприятием. Что удивительно, никакого мандража впоследствии не ощутил. Наоборот, присутствовала некоторая даже скованность вызывающая, скорее, раздражение.
Что явилось причиной — систематические занятия бальными танцами, небольшой гладкоствольно-тарелочный и дуэльный опыт или же грамотная постановка учебного процесса — сказать трудно. Да только адреналинового удара не состоялось. И надо ли?
Итак, удалившись из класса, мы проследовали в тир долгими коридорами, в которых что-то неуловимо выдавало их подземное расположение, хотя ступенек нигде и не было.
Выдали снаряжение — жесткие ремни на липучках с навешенной кобурой и двумя подсумками на каждом. Не имеющим наушников и очков выдали их. У меня были специальные баллистические очки с интегрированными берушами, однако наушники я все же взял: еще на «теории» тренер объяснил, что ушные вкладки не предохраняют от наружного акустического удара на заушное пространство и мне, страдавшему этим летом слуховым аппаратом, это показалось убедительным; чай, не стенд. Хотя и на стенде наушники использовать не грех; буду там зимой — воспользуюсь хотя бы легкой ушанкой.
Затем объявили: кому попалась пластиковая кобура, вооружаются Glock, кожаная — CZ. Я возликовал, так как визуально и, скажем так, исторически хотел стрелять именно из последнего.
Выстроившись лицом к стенке (к счастью, на расстоянии метров двух), заслушали тренера. Потом тренер нам много чего еще объяснял, мы холостились, выдавал порцию инфы и мы опять холостились — многократно вытаскивали оружие из кобур, отрабатывали хват, передергивали затворы, делали выпады, сменяли магазины, передвигались с безопасным положением оружия и т. д. Много чего было на «холостом» этапе! Может, по горячим следам мы учитывали и не всё сказанное инструктором (я — точно), зато сейчас выудить нужный фрагмент из памяти не составляет труда.
В заключительный период холощения тренер, наконец, провел с каждым из нас по очереди индивидуальную огневую подготовку: первый заход — «молитва стрелка», затем — несколько выстрелов. Отдача не показалась мне столь большой, как ею пугали; может, из-за значительной массы цельножелезного «ЧЗ», может, опять-таки, из-за гладкоствольного опыта. А может — в силу чистоты восприятия: ни с умеренным по мощности  ПМ-ом, ни маломощными спортивными пистолями наработанных стереотипов не приобрел.
Кстати, здесь же, в "Ибисе" можно пройти курс обращения с оружием и сделать в порядке зачета 10 выстрелов из "Марголина" — и это за смешные, сравнительно, деньги; а я-то, дурак всё экстерном сдал прямо в "разрешиловке". Теоретик. Но вернемся к семинару, перешедшему в горячую фазу.
Затем мы выполняли огневые упражнения также по очереди, но уже наблюдая группой: три выстрела по трем мишеням, пять выстрелов по ним же, стрельба из-за барьера, скоростная стрельба, стрельба с перебежкой, стрельба из разных состояний готовности пистолета (а состояния эти варьировались всегда), стрельба сильной и слабой рукой, стрельба со сменой магазинов (походу, слово «стрельба» теперь перестанет индексироваться поисковиками в этом блоге). Уделено было время и устранению задержек; так, борьба с «печной трубой» велась методом воссоздания этого коварного явления.  Большинству слушателей инструктор вставлял в окно (пистолета) гильзу сам, я же решил выпендриться и сделал это самостоятельно, один раз преступно проведя рукой перед дульным срезом и мысленно себя отчитав. Изловчившись, оттянул затвор сильной рукой, цепляясь большим пальцем за упор над рукояткой, а слабой вставил гильзу. После чего, следуя рекомендациям инструктора, энергично, хотя с некоторой опаской сбил гильзу рукой, завершим операцию победным передергиванием затвора. Здорово! Обнаглев от безнаказанности, вторую гильзу утопил уже до середины, мысленно приготовившись получить ссадину. Однако и она была удалена без потерь.
Стрелковая подготовка у слушателей была разная: кто-то мастерски «валил» по мишеням, используя стойки с мудреными названиями, кому-то тренер постоянно сыпал замечаниями. «Отправлю на дополнительное занятие!»  — периодически восклицал он бодрым тенорком, довольствуясь производимым эффектом. Один раз это было обращено и к автору этих строк. Кажется, даже металл пистолета стал холоднее.
Ибо из настоящего пистолета стрелял я впервые в жизни, а посему проходил упражнения с переменным успехом; никаких потерь самообладания или полной утраты контроля не было — но раздражавшую меня скованность отмечал почти всегда; стремление же её преодолеть приводило, наоборот, к спешке (не лихорадочной, а в стремлении «уложиться») и, как следствие, ошибкам. После замечания же тренера делал все нарочито неторопливо. Понравилось упражнение «дриллинг» (скоростная стрельба на 6 патронов): уловив тенденцию увода после первых 2-х выстрелов, я приноровился и стал даже наращивать темп.
Не явилась чем-то из ряда вон выходящим и стрельба слабой рукой — я даже целился левым глазом. В-общем, несмотря на ряд оплошностей, «горячая» часть тренинга прошла хорошо. Я запомнил все замечания инструктора, внутренне разобрал ошибки и, нет сомнений — смогу выйти на какое-либо пистолетное мероприятие более подготовленным, чем на момент окончания тренинга.
Но чтобы выйти именно на матч — нужны дополнительные тренировки как дома, так и с инструктором. Вступительный семинар — лишь опора, от которой можно оттолкнуться в направлении не то что даже совершенствования — а хотя бы твердого закрепления навыков обращения оружием. Тут никаких иллюзий нет.
В процессе занятия одному из наших товарищей особенно не повезло: из его «Глока» постоянно выпадал магазин, (не знаю, пытался ли он пользоваться вторым), периодически не подавался патрон, а один даже раз — вау! - появилась отработанная уже «печная труба», моментально им ликвидированная. Невезение? Как посмотреть: задержки он научился устранять довольно быстро и это ему, несомненно, пригодится.
«Глок» иногда капризничал и у других участников соревнований; зато им не приходилось делать дополнительную манипуляцию для приведения оружия в положение «готовности один»: вставил магазин, передернул, и — в кобуру. Это вам не палец под курком проворачивать.
Святая святых — хват — мне удавался плохо: наложение второй руки было каким-то безориентирным. Еще на холощении, поняв это, я уделял хвату повышенное внимание, кое-как добившись единообразия, но внутреннее чувство протеста против неудобства удержания так и не преодолел. А во время упражнения на скорость и вовсе воспользовался смещением рук после 2-х первых выстрелов и развил большую скорость, перехватившись «не как учили». Это было замечено более опытным слушателем, после чего инструктором были проведены драконовские мероприятия по улучшению положения — причем для всех: без правильного хвата стрельбу не начинать. Правильно, конечно. Только вот одного понять не могу — это все пистолеты такие — или дело в моей руке и эргономике «ЧЗ»? Была мысль примериться после стрельб и к «Глоку» — да куда там — пистоли сгребли в один момент, а жаль!
Не порадовал CZ и удобством передергивания: делая это по правилам (двумя пальцами), я быстро заработал ссадину о рамку и вынужден был смещать руку, частично перекрывая окно выброса, что также было замечено инструктором. Рычаг затворной задержки доступен только слабой руке — стремление дотянуться до него через флажок предохранителя большим пальцем сильной, выворачивая её, грозили нарушением ТБ, если вообще не падением пистолета.
Попытки взвести и плавно спустить курок сильной рукой также успехом не увенчались: мешал развитый упор на рамке. Правда, в наших упражнениях взведение курка рукой не предусматривалось, а безопасный спуск делался с участием слабой. Да и необязательно все это при наличии УСМ двойного действия. Кстати, в HP с одинарным УСМ с этим, видимо, совсем беда: одной рукой, как у ТТ, не взведешь.
Не хватает длины большого пальца и для мгновенного нажатия кнопки выброса магазина — оружие приходилось чуть выворачивать, следя, опять-таки, за безопасным направлением ствола.
Зато он очень ухватистый, если говорить об удержании одной рукой. И достаточно комфортен в прицеливании. Не то, что бы пистолет сам на цель направляется — но с горизонтальным центрированием мушки проблем не было вообще — как при двуручном, так и при одноручном хвате, причем вне зависимости от правильности последнего. А вот выровнять по вертикали чуть трудней. В половине случаев, после выстрелов мушка вообще оказывалась где-то внизу; быстро выведешь её — проскочишь, медленно — потеряешь время. Именно в силу этого фактора и отдача и приносит дискомфорт. А то я уже опасался, что после семинара будет вся рука болеть.
В-общем, CZ SP 01 Shadow, несмотря на априорные симпатии, оставил неоднозначные впечатления и при первой возможности я постараюсь выяснить — как покажут себя по вышеуказанным позициям другие пистолеты? Возможно мне, как новичку — и они покажутся неудобными? Я далек от мысли спихивать свою неопытность на этот красивый и, вероятно, удобный для многих пистолет. Но, будучи специалистом по эргономике, хочу этот вопрос в будущем прояснить. Не говоря уже о том, что вопрос с хватом — это первое, чем придется заняться при возобновлении тренировок. Хват от меня ускользал! И его поимка отнимала много внимания. Отчасти поэтому при ведении огня, в некоторых случаях руки оставались прямыми — в то время как при правильном удержании они чуть согнуты и тем самым смягчают действие отдачи. Много, много недочетов всплывает в памяти при пост-анализе! Ничего, разбор ошибок — дело небесполезное. Главное, себя не бичевать.
Словом, семинар был чрезвычайно насыщенным, напряженным, и при этом не стрессовым, т.к., покинув тир, долго прокручивал в голове основные моменты, вместо того, чтобы вздохнуть с облегчением и благополучно обо всем забыть.
---
P.S.
В настоящее время правила вступления и членства в Украинском регионе МПКС изменились. Теперь слушатель, прошедший вступительный семинар, становится лишь кандидатом в Конфедерацию.
Далее цитирую с официального форума МПКС (выделено курсивом):
Уточнение для новых кандидатов в члены МКПС.
Вы ДОЛЖНЫ принять участие в 2 матчах МКПС 1,2,3 уровня в УКРАИНЕ в течении 6 месяцев. 
Затем сообщить об этом инструктору, проводившему семинар и получить уже ЧЛЕНСКУЮ рекомендацию инструктора.
Вы МОЖЕТЕ принимать участие В УКРАИНЕ в любом количестве матчей МКПС уровня 1,2,3 в которых СУМЕЕТЕ зарегистрироваться .
Вы НЕ МОЖЕТЕ принимать участие в ЗАРУБЕЖНЫХ матчах МКПС до тех пор пока не станете ЧЛЕНОМ МКПС. Для подтверждения членства ему необходимо принять участие в 2 матчах МКПС 1,2,3 уровня в Украине в течении 6 месяцев.
В то же время лицам, прошедшим вступительный семинар до введения новых правил, для поддержания своего членства необходимо принять участие хотя бы в одном зарегистрированном матче 2013-го года.