пятница, 31 августа 2012 г.

Бреннеке и её кузина

Нынешней средой, дорогие любители гладкоствола и их оруженосцы, ваш покорный слуга провел кратковременный сеанс стрельбы сплошным свинцовым снарядом. А именно — приобщился к пулевой стрельбе.
Нет нужды говорить, что пуля, умело выпущенная из дробовика, способна нанести жесточайшие потери живой силе противника (включая крупногабаритный скот), а в отдельных случаях нанести трудновосполнимый урон и её транспорту, в частности — силовой установке, что необратимо переводит ремонт последней в разряд негарантийного.
Силен и психологический эффект от возможного применения столь грозного боеприпаса, могущего служить постоянным средством устрашения. Даже если просто взять пулю в 12 калибра кулак и с благородной яростью метнуть в голову вероятного противника - для черепной коробки данное испытание будет не деструктивным, но и нелегким. Именно поэтому прилетевший невесть откуда кусок свинца массой с большую гайку и остаточной скоростью 15-20 м/с - вполне может покалечить.
Всем хороша гладкоствольная пуля: и коня на скаку остановит и в бревно, если надо, войдет. Одна беда — рассеивается изрядно. Для борьбы с этим пагубным явлением, на протяжении всей истории огнестрельного охотничьего оружия, придумывались все новые и новые конструкции пуль, равно как и методы их снаряжения. Будучи довольно консервативным по своей природе боеприпасом с ограниченной (особенно на Западе) сферой применения — конфигурации пуль, тем не менее, отличаются куда большим разнообразием, нежели их нарезные родственники, использующиеся в реальных войнах и куда более массово. Да и компоненты, применяемые в гладкоствольных патронах, используют вполне современные достижения в боевом материаловедении.
Впрочем, стоит ли тут удивляться? Ряд технических решений, считающихся сейчас исконно армейскими (штык, нарезной ствол) — берут свое начало именно их охотничьей, «вольной» практики.
Ваш покорный слуга в юношескую пору даже рисовал пули новых, и, как ему казалось, прогрессивных конструкций, существенно отличавшихся от появляющихся в продаже и известных по советской литературе тех лет. Впоследствии, с распостранением Интернета, выяснилось, что практически все мыслимые и немыслимые конфигурации уже когда-то кем-то были испробованы.
Посему, сейчас, спустя годы, задача ставилась более узкая: проверить бой своего ружья пулевым боеприпасом.
Зайдя в «Ибис» на Дружбе Народов за дробовыми патронами, прихватил на пробу и два пулевых: оба были с пулями по мотивам «Бреннеке» — классического образца так называемой стрелочно-турбинной пули, выпускавшейся, к слову, и в Союзе. Помнится, пули завода «Военохот» (номер запамятовал) периодически пропесочивались в периодике за вольность трактовки авторской конфигурации заводскими инженерами.
Надо сказать, вначале наличие одного типа пули, пусть и от разных производителей, несколько раздосадовало, но потом я решил, с точки зрения проверки соответствия теории практике так даже интереснее.
В магазине продавец осведомился у меня о наличии дульных сужений, что свидетельствовало о наличии профессионального подхода. Действительно, подумал я, вдруг какой идиот по незнанию подует ствол. На что я заверил, что стрелять буду лишь после того, как удостоверюсь в прохождении тела пули через дула.
- А точные сужения вы знаете?
Точных значений я не знал (когда-то заливал парафин в стволы и потом образмеривал, однако эти записи почти двадцатилетней давности были утеряны).
Но я знал выходной диаметр и этого было достаточно для безопасности ружья: он должен был превышать диаметр корпуса пули (не ребер!) более чем на 0,5 мм. Второй критерий — в основном канале ствола пуля не должна болтаться; это не смертельно — но на точность влияет.
Продавец, однако, был не согласен с моей точкой зрения, но я тактично прекратил прения с целью экономии времени.
Как часто люди оперируют условными категориями вместо того, чтобы познать истину на практике — философски думал я по пути домой, ощущая приятную тяжесть в рюкзаке.
Кстати, в магазине Stvol на Голосеевском проспекте, образцы пуль (не всех, но большинства) выставлены прямо на прилавке: подходи, меряй. Я теперь туда со штангенциркулем и хожу.
Итак, достаем патроны и смотрим, что мы купили:


Пулевые патроны с тускло отблескивающими в глубине гильз головными частями своих сокрушительных снарядов выглядят мужественно. Ведь они охраняют наш покой.
Маркировка на гильзах (как хорошо, что большинство современных патронов снабжены ею) снабжает простого юзера наиболее важной информацией о боеприпасе (см. рис). Однако, например, нет массы и марки пороха, номера партии, фамилии приемщика ОТК, таблицы скоростей и превышения траектории пули над линией прицеливания, почтового адреса изготовителя, имейла и, наконец, инструкции по применению. Не шибко, короче, информативно. В метро, поди, таким патроном на зачитаешься.


Ну что ж. Теперь во имя интересов науки (а точнее, чтобы избежать раздутия стволов) изделия придется распатронить; не полностью, конечно, и даже не насовсем — а извлечения пули для. По праву первородства — начнем с Brenneke, потом Bala Star. Теперь всегда будет так: фотографируем — первую «Бреннеке», отстреливаем — первую тоже её. Система.
Специально подобранным в тон патрону ножом (ради пущего эстетизма), аккуратно обрезаем завальцованное дульце гильзы: 


После чего извлекаем остаток завальцовки в виде колечка и пробуем вытащить пулю; не тут-то было! Её посадка, как говорят в лучших оружейных домах - оказалась на редкость плотна. Не помогло и постукивание дульцем о стол. Сдвинуть пулю удавалось, но подцепить - никак. Пришлось, скрипя сердце, нарезать гильзу лепестками.
А вот «Бала» оказалась куда сговорчивее: после вышеуказанных операций достаточно было лишь легкого постукивания: 


Итак, приступаем к извлечению. Внезапно обнаружился, тэк скзть, сюрпрайз: пуля Бреннеке оказалась подлинной! - с характерным войлочным пыжом, прикрученным к свинцовой части саморезом.
Тут я резко пожалел об отсутствии в русском языке точного перевода слова original. Слово «подлинная» звучит слишком исторически-монументально. Слово «настоящая» тоже слишком ответственно и как бы намекает на поддельность остальных. Пожалуй, более уместно понятие «фирменная». Старое такое, советско-модно-дефицитно-спекулятивное прилагательное. Сейчас, кстати, данное понятие даже облагородилось: например, то, что выпускается в Китае и придумано китайцами — ширпотреб. Если выпускается там же, но придумано (и контролируется), допустим, французами — уже фирма. А уж если придумано в США и сделано в США — даже подумать страшно. Но я отвлекся.
Как увидел войлочный пыж-стабилизатор - сразу нахлынули воспоминания: я вспомнил, как в юности нечаянно сорвал резьбу на советской копии (в том случае неудачной) и потом вынужден был приклеивать хвостовик обратно. Тогда меня неприятно удивила не только нессиметричная его посадка, но и малая глубина ребер, которые, должны были или смяться подчистую в получоке, а чок просто разорвать — или же заставить пулю болтаться еще до сужений. Интересно, были ли в Союзе хорошие копии данной пули вообще?
В современном же исполнении пуля от «первоисточника» смотрится достаточно консервативно, чему совершенно не мешают пластиковые прокладки, имеющие, кстати, благородный терракотвый цвет, не вызывающий ассоциаций с дешевой штамповкой: 


Поймал себя на мысли, что добиться в наших условиях соблюдения подобных нюансов малореально. Какие еще цвета? Кому оно надо? Тоже еще фантазии.
Конечно, цвет прокладок не влияет на стрельбу. Но он формирует образ. На пользу этому формированию идет и выпуклая надпись сверху, которая выделяется на фоне общего качества литья (достаточно стандартного) в лучшую сторону: создается впечатление, что эту часть пулелейки изготавливают с повышенной точностью. Уж больно аккуратные буковки — фотография этого не передает: 


Поневоле задаешься вопросом: а не является исполнение данной пули скорее данью традиции, нежели реальным фактором, влияющим на бой? Немцы словно подчеркивают этим: «мы всегда будем делать так, как задумал автор — наш соотечественник, чего бы это нам не стоило».
Нечто если не диаметрально, но противоположное подчеркивают испанцы. Эти в печали не живут — классическая для данного типа геометрия «без прикрас», а главное — ни к чему не обязывающий пластиковый пыж-стабилизатор. И вся любовь! (Как гласят их нравы). 


Может, вот так как раз надо? Зачем эти лишние траты, если единственный критерий — точность попадания? Немцы вон даже на хвостовике отметились:


В то время как испанцы работают на конструктив: длину хвостовика увеличили — раз, пулю чуть облегчили — два, передние кромки ребер чуть скошены - три. В результате чего центр тяжести «Бала» сдвинулся вперед; примерное расположение ЦТ — обозначено надрезом на ребрах:


Заглянем-ка в опустевшие «ракетные шахты»:


Вроде ничего особенного, кроме того, что фотоаппарат плохо отрабатывает красный и его оттенки. Включим на всякий случай вспышку:
Ну, понятно. Думаю, исследовать капсюль не стоит...
Наконец, наступила пора главного действа, ради которого и затевалось безжалостное вскрытие гильз: образмеривания корпусов пуль. Эта ответственная операция производилась с помощью штангенциркуля № А 10829 производства СССР (имеющего соответствующую надпись) неким загадочным заводом с логотипом в виде литеры "К" в эллипсе. Вероятно, это Красноярский завод, выпускавший знаменитые дыроколы - но могу и ошибаться. Может, это и Красногорск.
С неимоверным облегчением убеждаюсь: диаметр тел пуль меньше чока в среднем на  1,7 мм! Таким образом, потенциально дульные сужения спасены; аэродинамическая эффективность ребер, к слову - тоже.
Для очистки совести, проверим прохождение через ствол: обе пули мягко ткнулись в снарядный вход и замерли. Что ж углубляться не будем — нам еще этими пулями стрелять. Просветим-ка их с казенной части (сорри за качество): 


И с лицевой. «Пациент, прикройте правый глаз»:


«Теперь — наоборот»:


Что-то вяленько. «Посмотрим-ка глазное дно»:


«Откройте оба глаза»:


Ну что тут сказать! Нетипичный случай. Более легкая «Бала» с полупрозрачным хвостовиком дает куда более тусклую засветку, в то время как световой узор от массивной «Бреннеке» просто играет в стволе. Он радует глаз зрителя, создавая у того ощущение легкости, полета. Уникальный, необъяснимый классической науке феномен.
Каков вывод ? Медицина тут бессильна. Лишь эксперимент расставит все по своим местам. Стало понятно: только партийный отстрел спасет родину. В связи с этим молниеносно нанес визит в «Ибис» и произвел закупку двух партий боеприпасов.
Всё было готово к наступлению. Оставалось выбрать удачный момент; с этой целью записался в единственное в Киеве место, где можно привести приговор в исполнение — краснознаменный тир «Ибис», он же — бывший ДОСААФ.
Интерьер данного заведения, находящегося на улице Гетьмана (некогда Индустриальной, а теперь деиндустриализированной) мне понравился: отделка деревом, отличное освещение. Правда, все помещения, кроме целевых, несколько стеснены, да и коридоры давят. Зато в кафе-баре мало того, что просторно — так оно граничит с 50-метровым тиром и отделено от него стеклянной перегородкой. Можно неспешно попивать какой-нить напиток (наличием алкоголя не интересовался) и любоваться процессом стрельбы на всех 5 стрелковых местах.
Стрелкам тоже интересно: играя на публику, можно мастерски загнать патрон в патронник, стильно выбросить гильзу, а также брутально перезарядить помповик одной рукой — словом, выполнить ряд сколь эффектных, столь и малоэффективных действий — благо мишени реально далеко.
С непривычки расстояние в 35 метров мне показалось чуть ли не 50-метровым: тоннельный, вишь, эффэкт. Мишень без «яблочка» была достаточно неудобной, потом привык. Стрелял под руководством пожилого инструктора, произведшего самое благоприятное и, не побоюсь этого слова, благородное впечатление. Когда на сайте компании узнал его титулы — впечатлился еще больше.
Оказалось — неправильно вскидываюсь: дома специально тренировался вскидывать ружье параллельно из положения «приклад у бедра» (как в МПКС). Кроме того, и Юрий Цуранов также рекомендовал на стенде вскидывать именно параллельно, упоминая, что есть и другое учение на этот счет. У своего тренера на «Бекасе» про механизм вскидки я еще не спрашивал (стрелял от плеча) — и этот момент нужно будет уточнить.
Здешний же тренер именно эту, альтернативную вскидку мне и рекомендовал: работать только правой рукой, то есть качать ружье вокруг левой — так легче. Ну, тут правило простое — пока ты начинающий — слушай тренера; потом выработаешь свою методику, если дорастешь.
Поэтому я и начал вскидывать по указанию, но наработанного стереотипа, как при параллельной вскидке, еще не было. Да и цевье в левой руке не особенно скользило.
Второе замечание — долго целюсь. Более того, тренер высказал удивление — как, мол, я стреляю на стенде при такой скорости выцеливания. Но там-то все по-другому! Стрельба по тарелкам — динамичная и, на минуточку! - дробовая, посему вопрос точного прицеливания не стоит.
А тут, извините, один боеприпас стоит полтора десятка гривен; вот и выцеливаешь! Да еще тугой спуск.
Третье замечание — напряжен всем корпусом. Это правда. Отпускать себя получилось ближе к концу стрельб.
Четвертое — нужно уверенно давить на спуск; и это верно: спуск на дробовике, особенно передний — без предупреждения и, как по мне, туговат. Нужно учиться спускать сильно и без паразитных виляний стволами. В первые секунды и не виляю — но пока дожмешь спуск, может начаться дрожь. Так что надо и впрямь пошустрей; пес с ней, точностью — придет.
Но такой подход влечет повышенный расход боеприпасов, ввиду чего нужно переходить на более дешевые патроны. А они менее кучные. Но это и не страшно — мы же гонимся за средней точкой попадания, а не кругом рассеивания. То есть за точностью не материальной части. А человека.
Поэтому задача на ближайшую перспективу — найти дешевые патроны заводского снаряжения. Ибо чтобы «крутить» самому — нужно для начала вложиться гривен в 500. Эти затраты оправданы лишь при массовом снаряжении, а оно, в свою очередь, будет рентабельно только на практической стрельбе: только там можно стрелять самокрутом, на стенде — нет. Но занятия практической стрельбой также недешевы.
Поэтому для пулевика, стреляющего время от времени, выход один — бюджетные патроны.
Из наиболее приглянувшихся мне на текущий момент можно отметить пулевой ТАХО-Спорт. Хороша еще ТАХО-Практика, но в 16-м калибре её нет.
Но все это потом. А сейчас — результаты отстрела. Как и везде, слева Brenneke, справа - Bala Star. Пулевые пробоины на правой стороне мишени — левый/чок, на левой — правый/получок, т.е. ружье, как и положено уважающей себя горизонталке — крестит. 


Исходные данные стрельбы:
— диаметр мишени — 490 мм;
— кол-во выстрелов: «Бреннеке» 3 шт. левый + 3 шт. правый, Бала 4 шт. правый + 4 шт. левый;
— дистанция — 35 м;

Результаты стрельбы: 
— наибольшее расстояние между пробоинами: «Бреннеке» чок — 85 мм, п/чок — 115 мм, «Бала» чок 200 мм, п/чок — 135 мм;
— отклонение СТП от центра мишени: «Бреннеке» чок — 120 мм, п/чок — 65 мм, «Бала» чок — 120 мм, п/чок — 100 мм.

Выводы:
— кучность фирменных пуль Бреннеке выше;
— фирменные пули Бреннеке менее чувствительны к разнице дульных сужений;
— в то время как пули «Бала», выпущенные из чока, приходят к цели отклоненными, оставляя продолговатые пробоины;
— отдача патрона ТАХО Brenneke мягче;
— стабильность выстрелов патронов ТАХО Brenneke выше.

Наблюдения:
— стреляные гильзы имеют длину не 70, а 69,25 мм, что есть несомненный гут - дульце гильзы после рспрямления не лезет в снарядный вход у 70-мм патронников;
— распатроненные ранее гильзы (включая таховскую с декоративной нарезкой "цветок судьбы") повели себя совершенно предсказуемо - без всяких подутий, разрывов или, чего хуже, отрыва частей с последующим выносом в канал ствола.

Подозрения:
— не покидает мысль, что попадания в "десятку" были из гильз без завальцовки. После прочтения интервью с Полевым прихожу к выводу, что для патронника 70 мм, нужно обрезать гильзу под пулю до 65-67 мм;
— гильзы сделаны одним производителем. 

Наилучшая и наихудшая пробоины крупным планом.
«Бреннеке»: 
«Бала»:

Следы от пуль в каналах дульных сужений.
К сожалению, после отстрела «Бреннеке», её следов я не сфотографировал, поэтому привожу свинцовку ствола уже после окончания стрельб. Последние 8 выстрелов были сделаны «Бала».

Вид сверху
Вид снизу
В нижней части канала ствола следы более явственные. Предполагаю, это связано с подкидыванием ружья еще до прохода пулями дульных сужений, что приводит к повышенному трению в нижней части стволов. Не исключено, что дуло поддевает легкий хвостовик пули и она сразу вылетает под углом, совершая колебательные движения во время стабилизации. Они накладываются на вращение пули (ввиду чего ось пули, по-видимому, описывает конус) и, конечно на другие возмущающие моменты. Точности это, безусловно, не добавляет.
В свете вышеописанного, пуля «Бала» находится в более проигрышном положении как раз из-за меньшей массы и более длинного пластикового хвостовика — он более твердый и одновременно легкий. Удар дульной кромкой именно по такому стабилизатору, во-первых существенно повернет пулю, во-вторых — может перекосить его, нарушив симметричность снаряда — и пуля полетит уже «кривой». Войлок в таких ситуациях «отыграет» обратно, предохранив резьбу винта от расшатывания; но даже если это и произойдет, сопротивление возвратит такой хвостовик обратно по потоку.
Поэтому модификация пули Бреннеке с длинным хвостовиком также представляется слишком зависимой от подкидывания стволов. Да и в целом, обеспечить симметричную деформацию подобного пыжа, равно как и его строгую посадку — проблематично:


Длинный хвостовик на пулях данного типа оправдан, пожалуй, лишь в таком случае:


А для домашнего снаряжения, по моему мнению, лучше использовать вот такую пулю — с недлинным, достаточно упругим хвостовиком, крепящимся к телу пули винтом:


Но это все рассуждения. Реальную картину может дать стрельба сквозь бумажные мишени, установленные одна за другой — дабы проследить характер пробоин, так сказать, покадрово. Но это первое, что пришло мне в голову — а в баллистических лабораториях, вероятно, существуют куда более продуманные и точные средства контроля полета.
А вообще мне следовало пожертвовать своими двумя пулями, просто вставив их хвостовиками в дула и надавив сбоку. Тут бы сермяжная правда и вылезла.

Кое-что о паспортных и фактических данных.
Для справки привожу данные, считанные непосредственно с боеприпаса/коробки. В скобках даны сведения с сайта-производителя. Как видим, отличия есть.

1-й патрон:
Название : «Пуля Бреннеке»
Производитель: ТАХО
Масса пули: 27 (27) г
Начальная скорость: -
Диаметр по ребрам: 17,2 мм
Диаметр тела пули: 14,4 мм
Стоимость: 14,50 грн

2-й патрон:
Название : RIO Bala Star Slug C16-70
Производитель: MAXAM Outdoors, RIOAMMUNITION, Inc
Масса пули: 23 (26) г
Начальная скорость: (415) м/с
Диаметр по ребрам: 17,0 мм
Диаметр тела пули: 14,5 мм
Стоимость: 12,00 грн

Насколько можно судить, патрон RIO — полностью испанский. В то же время — ТАХО будучи нашим производителем, использует также иностранные компоненты: гильза/капсюль - испанские, порох — тоже испанский, пыжи — прикручены к пуле, а пуля...о ней уже было. Итого из отечественных составляющих — только труд по снаряжению и расфасовке. Не густо, но хоть какая-то копейка своим людям и в казну. А когда-то патроны целиком изготавливали. Интересно, в России полностью «автономные» патроны есть?

Заключение.
Точность фирменных «Бреннеке» впечатляющая — она компенсировала даже мою начальную стрелковую квалификацию. В силу этого патроны ТАХО 16-го калибра с пулей Brenneke немецкого производства, изготовленные в ноябре 2011 года, развивающие среднее давление 68 МПа, серии 8-А — с чистой совестью могут быть рекомендованы для точных пулевых стрельб на дистанцию 35 м. А скорей всего — и более.